Главная / Главная лента / Как в Харькове сформировалась индустрия уличных культур «Street Culture»

Как в Харькове сформировалась индустрия уличных культур «Street Culture»

Издание Заборона продолжает большой мультимедийный спецпроект #Підпалюй! о чейндж-мейкерах, активистах и активистках, которые своими инициативами меняют города. Они меняют правила, вдохновляют и ведут за собой других.

НВ – информационный партнер проекта и выступает для него кросс-платформой.

Проект будет состоять из 30-ти уникальных историй через серию op-doc (Документальные программы с художественными элементами) и мультимедийных репортажей. Авторы спецпроекта – основатель Забороны журналистка Екатерина Сергацкова, режиссеры Роман Степанович и Анастасия Канарева, фотограф Андрей Бойко и операторы Богдан Кинащук и Николай Дондюк.

Инициаторы проекта предлагают всем желающим присоединиться к кампании #Підпалюй и делиться историями людей, которые меняют свои города и села в регионах Украины. Для этого нужно опубликовать свою историю в соцсетях с хэштегом #Підпалюй. Возможно, они станут героями следующих эпизодов проекта.П#

В четвертом эпизоде рассказываем об уличной жизни Харькова, и о том, как и кто именно в этом городе возродил и вывел в лидеры украинской брейк-данс, как все начиналось, и как заново созданной уличной индустрии удалось выжить в период, когда Харьков стал прифронтовым городом.

НВ публикует сокращенную версию проекта, полную версию можно (и нужно) увидеть на сайте Заборона.

В одном из самых удаленных от центра районов Харькова, на Салтовке, Дворец детской и юношеского творчества, который в народе называют «залупа» или «фаллос». Все дело в форме Обсерваторной башни, которая украшает здание. Но самое интересное внутри: бассейн, у бассейна – большая раздевалка с кафельным полом. Вот этот пол больше притягивал салтовских подростков в конце девяностых и начале нулевых: здесь, на полу, было удобно заниматься брейкингом.

Подростки разработали целую схему отвлечения внимания техничек, которые охраняли бассейн. В этих тайных тренировках зарождался харьковский брейк. Для многих местных пацанов уличный танец был вопросом статуса, репутации, и вообще главным делом жизни. Был, например, такой случай.

Двадцать лет назад там же, на Салтовке, произошла массовая драка. Две молодежные группировки сошлись у заброшенного детского сада, чтобы посоревноваться, кто круче танцует брейк. Одни вроде как выиграли, другие вроде как проиграли – произошел «махач». В мероприятии участвовали сотни ребят.

Одним из участников драки был будущий основатель харьковского объединения «Центр уличных культур» и известный на Западе би-бой (то есть, парень, который танцует брейк) Егор Матюхин.

Егор и друзья


Чтобы понять, из чего состоит уличная культура Харькова, нужно объяснить общий ландшафт. Большая часть города – это плановая советская застройка, созданная в период индустриализации. Бетонные коробки для временной жизни тысяч заводчан, главное назначение которых – работать.

Никто не рассчитывал, что в этих домах люди будут жить поколениями. С годами дома обросли гаражами, сарайчиками и другими временными конструкциями. Здесь же сложились свои неформальные строгие правила. Перемещение между микрорайонами для юноши могло иметь серьезные последствия.

Егор Матюхин вспоминает, что во время перехода из одного «гетто» в другое к подростку сразу же цеплялись ребята из чужого района и могли запросто побить. «На районе» был большой пустырь, «там могли выбросить – и никогда больше не найти».

Жизнь в старом харьковском спальном районе – замкнутый круг. Если ты здесь родился, то обречен на специфические развлечения и столь же специфическую социальную среду. Вырваться из нее удается не многим. Трем учредителям Центра уличных культур это удалось: Егору Матюхину «Dach», Валерию Бычкову «Ben» и Виктору Чулановскому «Mechanic».

Егора спас спорт. С шести лет он занимался футболом, а подростком увидел по телевизору первые на постсоветском пространстве хип-хоп батлы. Запоминал движения и учился брейкингу (тогда это еще называлось брейкдансом) сам, «как попало». Над ровесниками, по его словами, у него было преимущество – физическая выносливость.

Валера узнал о брейкинге в пионерском лагере. Его вожатый занимался брейком и рассказывал о школе, которую создали участники танцевальной группы «Турбо» (образовалась в 1986 году). Валера нашел эту школу и так впервые оказался в центре Харькова. Школа брейк-данса полностью изменила его жизнь. В 1999 году он создал собственный брейкданс-коллектив H-Blast.

Третий участник Центра уличных культур – Виктор Чулановский. Он, как и Егор, впервые увидел брейкинг в конце девяностых по телевизору. Виктор с другом смотрели телевизор… В тот же день подростки убрали ковер из комнаты и попытались повторить трюки. Виктор вспоминает: «Это было валяние, а не танец». Затем они купили лист ДВП и постелили его в подъезде – на последнем этаже. Повезло: на том этаже жил их знакомый, других соседей не было, никто не мешал. «Мы танцевали на бетоне, в грязи, наши вещи после тренировок были похожи на кучку пыли», – вспоминает он.

Тренироваться более или менее цивилизованно было негде. Хотя на районе и существовал ночной клуб с дискотеками. «Но чтобы зайти в этот клуб, нужно было пройти дорожку смерти: у входа стояли ребята, у которых была одна цель – забрать у тебя деньги, – рассказывает Виктор. – В то время реальность была жесткой».

Детство в гетто, брейк на «пиратках»


«Это было интересное детство в гетто», – смеется Егор Матюхин. Он может часами рассказывать, как из разрозненной, закрытой, неприветливой тусовки брейкдансеров вышла инициатива, которая объединяет тысячи людей по всей стране.

В 1995 году молодой предприниматель Владислав Зюбан основал первый в Харькове хип-хоп магазин «Гномик». Тогда о брейкинге и хип-хопе мало кто знал. Ценность магазина заключалась в том, что Влад и его единомышленники перезаписывали кассеты с выступлениями би-боев, которые продавались в Москве, торговали «пираткой». В 98-м открылся еще один магазин – Green Screen Studio, который занимался тем же, но быстро прослыл хабом уличной культуры. К этой торговой точке съезжались все, кто фанател от хип-хопа.

В начале нулевых Харьков был разделен на команды би-боев, которые отчаянно конкурировали друг с другом. У Егора была команда Mary Jane, у Валеры – H-blast, у Виктора – Nuclear packmans. В каждую входило до десяти человек. Цель – выступить лучше всех и наказать противника. Наказать, на сленге би-боев, значит победить.

Команды получили площадки для соревнований, когда появились три основных фестиваля -– «Битва Харькова», «Джем-мастер» и «Breakidz». Во время этих фестивалей трое нынешних учредителей Центра уличных культур и подружились.

А в 2008 году, в разгар экономического кризиса, три ключевые брейкинг-события перешли под их руководство (совместные мероприятия были своеобразным вызовом кризису). Они начали по-новому развивать движение, превратившееся в известный локальный бренд. На соревнования в Харьков съезжались представители уличных культур из России, Беларуси, европейских стран. Денег это практически не приносило, однако было море удовольствия и планов. В 2014-м все изменилось.

Егор с товарищами настойчиво пробивали дорогу к европейским и американских фестивалям, брейкерам, промоутерам. Егор выступал сам, привозил домой победные кубки. Учился у западных звезд брейкинга делать презентации, «продавать» свои инициативы.

«Я настойчиво заёбывал город, – говорит он. – И тут пришел пиздец». Началась война.

Харьков перешел на военные рельсы, превратился в прифронтовой город. Активные молодые люди бросились одевать армию, спасать раненых, поселять вынужденных переселенцев. Культурная тусовка переключилась на благотворительные концерты и митинги. Кому в такое время было дело до брейкинга?

«Отменились все фестивали, – вспоминает Егор. – К нам отказались приезжать почти все, ссылаясь на то, что у нас идет война. Мы поняли, что всем нашим проектам конец».

Ситуацию пришлось молниеносно разруливать. Трое друзей несколько месяцев придумывали экстренный план. Придумали.

В конце 2014-го они создали общественную организацию, взяли в аренду бывший фитнес-центр на улице Молочной, 11 скинулись на ремонт и уже 31 января 2015-го открыли собственную школу -– X-Makers.

Сегодня эта школа объединяет 9 филиалов в разных районах Харькова, где готовят к поступлению на «базу» (так называют X-Makers на Молочной). На базе за год проходят обучение более двухсот детей и подростков. Учиться у троицы приезжают дети из Луганской, Донецкой, Днепропетровской областей и из районов Харьковской области. У каждого из трех основателей школы есть свои последователи, которые выступают на фестивалях мирового уровня. А дома, в Харькове, зарабатывают преподаванием брейкинга и диджейством в клубах.

Параллельно с развитием школы троица организовала «Брейк Лигу» – чемпионат, в котором смешивается формат комик-шоу, танцев и спорта. В том же году удалось вместе с городской администрацией реализовать проект Breaking Culture: Егор, Валера и Виктор провели серию уличных воркшопов с подростками во всех районах Харькова.

Вскоре они перезапустили три фестиваля, которые встали на паузу из-за войны. В 2016-м провели первый форум Street Culture – теперь он проходит ежегодно. И создали программу развития уличных культур. Эта программа, кстати, получила поддержку местного бюджета (в этом году город выделил на нее 1,8 млн грн).

Но главное – сформировался уникальный Центр уличных культур, сочетающий хип-хоп хореографию, стритбол, битбокс и массу различных видов уличного спорта. Егор объясняет, почему это важно: «Нас окружает улица, и чем более развитой она будет, чем лучше горожане будут понимать свою ответственность за улицу, тем безопаснее она станет, – уверен он – К улице надо относиться, как к дому».

Егору сегодня тридцать два. После тридцати би-бой считается уже «старичком». Но для Егора это не проблема: он по-прежнему может исполнить нижний и верхний брейк, показать уровень. Важно, по его словам, другое: если 20 лет назад один из самых авторитетных в мире фестивалей, немецкий Battle of the Year, он смотрел на пиратских видеокассетах у друзей в своем «харьковском гетто», то теперь он и его команда принимают в нем участие.

«Брейк-данс – не просто какой-то вид танца, – говорит Егор. – Это великая культура хип-хопа. Она объединяет в себе много полезных вещей, которые могут вытянуть любого подростка из района и сделать из него крутого парня, который будет развиваться сам и помогать другим. Она зарождалась в гетто – в Бронксе, Гарлеме, Квинсе и других районах Нью-Йорка. Ребята из банд, которые реально убивали друг друга, смогли в результате создать хип-хоп культуру. И главный лозунг этой культуры – peace, love, unity, respect (мир, любовь, объединения, уважение). Хип-хоп способен создать активное сообщество, привлечь молодежь к правильным вещам».

Странно, но и сегодня борьба брейкдансеров за уличное пространство продолжается. Людей, которые занимаются спортом и танцами, разгоняют муниципальные службы. Учреждения, которые по своей функции должны быть открыты для общественных инициатив и помогать им, держат двери закрытыми (например, тот же «фаллос»). И многие горожане почему-то продолжают маркировать брейкинг-комьюнити как гопников. Почему?

«Наверное, потому что мы занимаемся улицей, люди не считают это чем-то высоким», – грустно говорит Валера.

Условия мрачных спальных районов такие, что и школа брейкинга, и Центр уличных культур и фестивали не могли появиться в Харькове. Но – появились.

В 2024 году Егор, Валерий и Виктор планируют отправить своих учеников на официальные, «взрослые» Олимпийские игры, где впервые брейкинг будет занесен в перечень как один из видов спорта.

Каждый день они тренируют таких же детей, которыми были когда-то сами. И мрачные спальные районы постепенно превращаются в европейский город. Ну, почти.

Источник

Обо мне - Bullet

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *